Хелависа: «Это не я вышла замуж в Ирландию, а Джеймс женился в Россию»

    Мы будем делать Вам красиво!»  - так открывает концертную программу группы «Мельница» ее лидер Хелависа. Когда выступают музыканты на сцене, то волшебное  звучание создают арфа, виолончель, флейты, гитары, и барабаны.  Музыка  группы «Мельница» дышит ароматами  свежего  озера, шепотом морским  волн и простором альпийских лугов. Этот коллектив – флагман фолк-рока. Группа «Мельница» и ее фронтвумен Хелависа собирают полные залы людей самого разного  возраста. В своих композициях  вокалистка и лидер команды  Наталья О’Шей использует огромный спектр образов всей европейской культуры. Хелависа  известна не только как лидер «Мельницы». Личность Натальи многогранна. Она - лингвист, специалист по кельтским языкам,  кандидат филологических наук, старший научный сотрудник кафедры германской и кельтской филологии МГУ. Хелависа   в совершенстве знает  4 языка -  ирландский, английский, французский и  датский.  А ещё Наталья   исполняет песни на шотландском и валлийском языках.

    21 августа 2004 года Хелависа вышла замуж за Джеймса Корнелиуса О’Шей, гражданина Ирландии, который на тот момент  имел должность атташе по культуре ирландского посольства в Москве. С тех пор Наталья живёт в Европе, приезжая с концертами в СНГ. В 2008 году у Хелависы и Джеймса родилась дочь Нина Катрина, а в 2011 году – вторая дочь Уна Тамар.

    Сольное творчество Хелависы не вписывается в рамки «Мельницы». Наталья О’Шей выступает на сцене с другими приглашёнными музыкантами, среди которых выделяется Владимир  Лазерсон – первый профессиональный кельтский волынщик в России. Недавно Хелависа  в соавторстве с ним выпустила диск «Новые ботинки». Меломаны, послушав диск, имеют возможность погрузиться в мир шотландского и ирландского фольклора. Наталья ответила на вопросы http://muzalbom.ru/

    2 []

    - Хелависа, на вашем  релизе «Новые ботинки» звучат кельтские песни. Расскажите, по какому принципу вы их подбирали?

    - Я составляла ее из любимых песен разных регионов кельтского ареала, которые пришли ко мне разными путями. Скажем, шотландские скороговорки в жанре puirt-a-beuil я узнала от звезды шотландского фолка   Джули Фаулис (Julie Fowlis) , ирландскую песню о жнеце - от ирландской певицы Муиренн Ник Аулив (Muireann Nic Amhlaoibh) , а текст «Плача по Книгам» мне вообще достала свекровь.  Это очень любимая нами программа, выстраданная, прошедшая огонь, воду и медные трубы живых концертов.  Вся эта история родилась в тот момент, когда Владимир Лазерсон  предложил мне принять участие в его концерте в Малом зале Московской Филармонии. Мы решили сделать что-то новое. Я пригласила гитариста «Мельницы» Сергея Вишнякова, который с радостью освоил новый для себя гитарный строй, и в таком вот виде мы сыграли вполне академический концерт из двух отделений. А следующим номером мы опробовали ту же программу, но  уже с перкуссией, аккордеоном и виолончелью в клубной обстановке, и тоже получилось хорошо. Стало понятно, что нужно писать альбом - вот мы его и записали.

    - Хелависа, чем вам интересна шотландская  и валлийская культура?

    - В нашем репертуаре две валлийских песни – «Can Crwtyn» и «Y Gwartheg». «Can Crwtyn» -   слегка безумная плясовая о пьяных воробьях и кроликах, играющих в кости, а «Y Ddau Farch» -  ностальгическая баллада о старом и молодом конях. Они обе обладают невероятно красивой мелодикой, что нас изначально и привлекло. В принципе, от каждой региональной культуры мы берем песни, базируясь на их музыкальной составляющей, а не на философских идеях. Именно поэтому из Шотландии мы взяли почти бессмысленные, но драйвовые ритмичные воинственные «песни прачек» waulking songs, а из Ирландии - ритмичные джиги и польки с юга страны и трагические «плачи» в жанре sean nos, которые традиционно поются а капелла.

    - Многие музыканты воспринимают музыкальные инструменты как живые. Хелависа, для вас арфа тоже как живой организм?

    - Конечно, и даже более того. Музыкальный инструмент - это продолжение тела музыканта, точно так же, как оружие - продолжение тела воина.

    - Расскажите о работе над статьёй об ирландской арфе с британскими коллегами.

    - Мне очень повезло, что у меня замечательные интересные друзья. Например, есть очень близкая подруга Катерина, органолог и арфовый мастер, которая замужем за легендой старинной музыки, арфистом Эндрю Лоренс-Кингом. Около полутора лет назад нам пришла в ум идея предпринять исследование ирландской арфы - ее истории, органологии, музыковедения и мифов, связанных с ней как в народной, так и в научной среде. Мы сделали пару докладов на международных конференциях и недавно сдали в печать большую статью по результатам этого исследования.  Мы рассмотрели такие мифы, что на традиционной ирландской арфе было принято играть, держа ее на левом плече - тогда как все дошедшие до нас инструменты и остатки инструментов показывают, что их держали справа. Мы еще планируем вернуться к этой теме. Возможно, сделаем очередной доклад осенью на конференции в Бангоре (Уэльс).

    -  Вы сочиняете сказки  для детей. Хелависа, чем порадуете ребят в ближайшее время?

    -  Я попыталась собрать в подобии «Упанишад» несколько популярных в кельтских странах сюжетов. У меня есть сказка о Майкле Скотте и ведьме из Фолдсхопа, этакая история бытовой магии, перешедшей границы. Есть романтическая и страшная сказка о Короле-Вороне и голубой траве. Есть ирландские эпические сюжеты о том, как Кухулин получил свое имя (и о том, какие в древней Ирландии были собаки!) и о том, как Финн мак Кумал съел лосося мудрости и стал знать обо всем на свете. Есть очень романтичный и трагический сюжет о маге, воине и неверной жене.

    - Вы преподавали   и за рубежом, и в России. Хелависа, чем  отличаются студенты в России и за её пределами?

    - Студенты очень  отличаются. Меня в первую очередь поразило то, что ирландским студентам на первых курсах не преподавали разнообразные «введения в...», «теоретическое что-то там» и философию. Конечно, мы это всё во время учебы терпеть не могли, но в итоге это дало нам (и дает нынешним студентам) фундаментальную базу. В российских вузах учат в первую очередь самостоятельно думать, мыслить системно, видеть проблему, уметь верно поставить вопрос, проанализировать материал и сделать выводы. Для того, чтобы ирландский четверокурсник увидел стройность индоевропейской звуковой системы, его нужно перевернуть с ног на голову и как следует вытрясти из карманов картофельные очистки. Теорию они начинают учить только на магистерском уровне и, значит, им приходится все, что они зубрили ранее, пересматривать заново.

    У меня были замечательные студенты.  После окончания учёбы они устраивали весёлые  афтепати с подарками.  Один из лучших учеников подарил мне чудесного древнеирландского монстра.

    - Хелависа, что для вас стало самым поразительным в жизни за границей?

    - Самым поразительным был самый первый приезд к отцу в Шотландию. Я уже бывала до этого во Франции, уже путешествовала, так что сам выезд за рубеж для меня не был чем-то шокирующим. В 1993 году мы с матерью выскребли все сбережения, чтобы купить билеты к отцу.  Мы жили на гуманитарной помощи (luncheon meat,  картошка и 200 г сыра в месяц) и даже как-то привыкли к постоянному чувству голода. И вот он нас в первый же вечер приводит в громадный супермаркет «Food Giant» со словами:  «Девочки, я ничего не покупал в дом, чтобы вы сами могли выбрать всю еду, которую захотите».  Мы с мамой встали в одном из проходов (с колбасами вроде) и зарыдали до тошноты.

    - Хелависа, вы очень любите готовить. Живя за границей, предпочитаете русскую кухню или зарубежную?

    - Ой, мне кажется, я готовлю какой-то фьюжн. Я называю это - лаборатория экспериментальной кухни. Я часто смешиваю традиции кавказской и средиземноморской кухонь, мне не слабо, скажем, сделать спаржевый суп с хмели-сунели или баклажанные туфельки с черемшой... В принципе, выросши в кубанской семье, сложно было не нахвататься приемов кавказской кухни, поэтому у меня даже русская кухня выходит с отчетливым южным акцентом. Я даже многие травки называю их южными именами типа - тархун, рейхан, кинди. Вообще кухня - это моя святая святых, я даже маму туда пускаю неохотно. Я расслабляюсь у плиты, танцую под музыку над кастрюльками, колдую. Сборники рецептов никогда не использую, это у меня от прабабушки, она тоже всегда готовила на глаз.

    1 []

    -Хелависа,  расскажите о вашем недавнем отдыхе в горах.

    - Поскольку мы сейчас живем в Женеве, получается, что отдых почти постоянный, и это меня очень радует. Была бы моя воля, так бы и жила в горах.

    К сожалению, пропустила уже несколько сезонов, поскольку трудно устроить так, чтобы и с погодой повезло, и было кому присмотреть за двумя маленькими детьми, так что в основном получается мягкий горный туризм с ребенком на спине - ну и горные лыжи по выходным зимой, конечно. Вот сейчас сезон докатываем.

    - Горы вдохновляют на написание песен?

    - Конечно. Я  написала песню про Сент-Экзюпери - и вот у меня он летит не над Сахарой, а над Альпами.  Горы - моя любовь, я не могу без них жить, они всегда дают мне воздух и вдохновение.

    - Что вы думаете об отношении  мужчинам  к женщинам за границей?

    - Как ни странно, российские мужчины значительно более галантны. Банальный пример - моему мужу никогда не приходит в голову подать мне руку при выходе из автобуса. Просто их этому не учат.

    3 []

    - А почему вы тогда вышли  замуж за иностранца?!

    - Я вышла замуж за Джеймса не благодаря тому, что он иностранец, а скорее - вопреки. Этот человек настолько открыт новому и настолько интересуется культурой и историей России и сопредельных стран, что можно говорить, что это не я вышла замуж в Ирландию, а это он женился в Россию.

    - На каком языке разговаривают ваши дочери?

    - Обе девочки билингвы. Я говорю с ними по-русски, муж говорит по-английски, плюс еще есть французский в садике и в школе. Между собой они говорят по-русски, поэтому у маленькой английский несколько хромает, зато она очень хорошо и сложно говорит по-русски, а старшая обоими языками владеет одинаково и переключается легко.

    4 []

    - Хелависа, были ли они на ваших концертах?

    - Старшая дочка была на моих концертах пару раз, была страшно счастлива, в паузах между песнями восклицала  «молодец, мама! пой, мама!»,  но очень уставала от возбуждения, конечно. Маленькую я пока не брала. Они обе имеют доступ к арфе, и я вижу, что старшая безошибочно ориентируется в гармонии и может подобрать сама себе аккомпанемент, когда поет. Со следующего года я планирую начать заниматься с ней на фортепиано. Еще они любят наряжаться в принцесс и танцевать. Их захватывает  ролевая игра по мультфильму «Холодное Сердце».

    Дмитрий Прочухан